6+

За достойное образование

Читайте материалы по реформе РАН...

Портал о развитии благотворительного и гражданского движения
/ Главная / Жемчужина. Книга о Милосердии

Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий.1877-1961.


 
 

Святой Лука - драгоценнейшая жемчужина среди ярчайших звезд  в земле Российской просиявших.

 

 
 
ЛУКА (ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКИЙ) - Древо
 
 
Выбор жизненного пути.
 
 
“Я признал себя обязанным заняться тем, что полезно для страдающих людей”.
 
Также как и митрополит Антоний Сурожский, архиепископ Лука выбрал путь врача.
 
Жизнь  святителя Луки, архиепископа Крымского и Симферопольского  связана  со служением людям, благотворительность пронизывала каждую клеточку его бытия. Она была  абсолютно естественна для него в любой период жизни,  в любое время дня и ночи, в ссылках, на этапах,  в больницах и тюрьмах  самых разных городов России и за Полярным кругом.
 
Благотворительность была для него естественна, как дыхание. Конечно, это непостижимо для простых людей.
"Чтобы пережить сверхъестественное, мы должны жить сверх естества", говорил Паисий Святогорец.
 
                              Сострадание к людям. Выбор жизненного пути.

"Ничто не могло сравниться по огромной силе впечатления с тем местом Евангелия, в котором Иисус, указывая ученикам на поля созревшей пшеницы, сказал им: "Жатвы много, а делателей мало. Итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою". (Мф. 9:37—38). У меня буквально дрогнуло сердце, я молча воскликнул: "О Господи! Неужели у Тебя мало делателей?!". Позже, через много лет, когда Господь призвал меня делателем на ниву Свою, я был уверен, что этот евангельский текст был первым призывом Божиим на служение Ему", из автобиографии, названной 

                 "Я полюбил страдание, так удивительно очищающее душу".

 

Войно – Ясенецкий  мечтал быть художником – он окончил в Киеве гимназию и художественную школу –  но стал студентом медицинского факультета Киевского университета и гениальным врачом, спасшим тысячи человеческих жизней: "Во время вступительных экзаменов мной овладело тяжелое раздумье о том, правильный ли жизненный путь я избираю. Недолгие колебания кончились решением, что я не в праве заниматься тем, что мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей".
 
 
Он также был  христианским священником, за которого люди были готовы отдать свою жизнь. Например,  перед первой ссылкой, когда ему пришлось оправляться из Ташкента в Москву, поезд не мог сдвинуться с места, потому что толпа народа легла на рельсы, желая удержать своего духовного врача и пастыря.       
 
                                               Естественно, как дыхание.
 
Однажды Владыка Лука заметил на ступеньках городской больницы девочку-подростка и маленького мальчика. Чуткий к чужим бедам, он тотчас заподозрил неладное и подошел к детям. Выяснилось, что их отец умер, а единственный в городе близкий человек — мать — в больнице и, очевидно, надолго. Лука повел детей к себе в дом, нанял женщину, которая ухаживала за ними, пока не выздоровела их мать,  воспоминание о святителе Луке.
 
 
"Вспоминаю курьезный случай, когда молодой нищий, слепой с раннего детства, прозрел после операции. Месяца через два он собрал множество слепых со всей округи, и все они длинной вереницей пришли ко мне, ведя друг друга за палки и чая исцеления",  из  автобиографии.
Примеры, когда оперировал на этапах  многочисленны. Однажды пришлось, спасая жизнь человека, оперировать при помощи слесарных щипцов и перочинного ножа. Швы закрепил женским волосом. 
Он часто посылал  переводы нуждающимся людям,  поддерживал ссыльных  священников и архиереев.Один из примеров: после службы обратил внимание и подошел  к стоящей около церкви  плачущей женщине и узнав, что она осталась одна с пятью детьми в  обваливающемся доме, принес ей необходимую сумму.
Вспоминает его внук: “На дому он принимал много людей, занимали очередь. Была табличка с часами приема и надпись “бесплатно”. С самыми разными болезнями шли к нему, не только с хирургическими, и он никому не отказывал. Дедушка был очень внимательный доктор, но строгий, сюсюкать ему не свойственно было. Ему сразу верили, потому что он еще был такой величественный человек, словно монумент двигался по набережной".       
 
                                        Претерпеть до конца.
 
 
Лука (Войно-Ясенецкий) — Википедия
 
11 лет тюрем и ссылок.
 
Находясь в ссылке за Полярным Кругом, обращался к  своим детям: ” Плохо, если неправда не пронзает сердце, не холодеет оно, когда слышишь нравственно страшное, не загорается оно святым негодованием против зла, не пламенеет восторгом, когда слышишь о прекрасном, добром, возвышенном. Если будем находить все дурное, то непременно нам будет и стыдно и постепенно исправимся.Следить за собой крайне необходимо, чтобы остерегаться творить зло и стараться творить добро. Если добрые поступки, слова истинны, дела милосердия будут все чаще и чаще повторяться, то влечение к этим святым делам будет становиться все более и более сильным и глубоким в душе человека”.                               
 
 
 
Неоднократно святого Луку Войно-Ясенецкого подвергали пыткам, в том числе и пытке. которая называется "конвейер". Следователи сменяют друг друга, обвиняемый не имеет возможности спать в течении недель, и становится невменяем.   Лука выдержал эту пытку, но был случай, когда ему разрешили спать и он уснул прямо на столе на газетах.
 
Советская власть напоследок направила  владыку в один из самых страшных лагерей сталинского режима – Макариху.
В лагере свирепствовал сыпной тиф и там Лука, находясь в адских условиях, спас жизни сотен людей…
В  залитой кровью стране  сжигающих  и расстреливающих  святитель Лука  вопрошал:
 
"Низко опустилась на грудь святая глава в терновом венце. По этой главе били палками и острые шипы терновника глубоко вонзались в нее. Кровь капала и стекала по лицу на запекшиеся губы.
Она капает и сейчас. Зачем? За что?
За то, что полные правды уста сурово обличали первосвященников, книжников и фарисеев. За тем, чтобы замолкли они и не смели обличать, чтобы великая Божия правда, изливавшаяся из них, не мешала авторитету чуждых истинной правды вождей народа.
Святая глава обагрена кровью тернового венца, по ней били палками, чтобы умертвить мозг, указавший миру путь спасения. Прибиты ржавыми гвоздями руки, так много творившие добра и чудес. Зачем? За что?
Затем, чтобы не творили больше чудес. Прибиты гвоздями стопы Спасителя и Мессии.
Зачем? За что?
Затем, чтобы не ходили больше по водам Галилейского моря и не спешили на помощь всем просившим о ней…
За что было пронзено сердце Иисусово? Не за то ли, что оно было полно божественной любви, обнимавшей весь мир?
Что это за люди? Что творилось в их душах? Как могли те самые люди, которые тому назад всего шесть дней встречались с великой радостью и славой Господа Иисуса при Его входе в Иерусалим криками Осанна Вышних! Постилали одеждами свои под ноги осла, на котором Он сидел, как могли они,эти самые люди дико вопить у Пилата
Распни! Распни его! Что это? Как понять страшное превращен
 
   Великая Отечественная война.  Обращение к Сталину для того, чтобы максимально помогать людям во время военных испытаний.
 
"Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука".
И выполнил  обещание.
 
С октября 1941 года профессор Войно-Ясенецкий – консультант всех госпиталей Красноярского края, главный хирургэвакогоспиталя.
 
В течении почти 30 лет он писал  "Очерки гнойной хирургии" - классический фундаментальный труд, который стал настольным учебником для тысяч хирургов.
В начале 1946 года постановлением СНК СССР профессору Войно-Ясенецкому была присуждена Сталинская премия первой степени в размере 200 000 рублей за "Очерки гнойной  хирургии", из коих  130 тысяч рублей немедленно  передал на помощь детям сиротам в детские дома.  Необходимо добавить, что и в этой книге прозвучало  смело и точно ( что было ему свойственно!) сформулированное кредо о том, что для врача не может быть "случая"!
За каждым "случаем" во врачебной практике врач должен видеть страдающего человека и заботиться о нем.   
 
 
                                           Ответ атеисту. 
     
– Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель, – Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил, архиепископ Лука.
 
Врач, которого в любой стране  носили бы на руках,  пишет:
“Я учил и готов учить врачей тому, что знаю; я вернул жизнь и здоровье сотням, а может быть, и тысячам раненых и наверняка помог бы еще многим, если бы вы (он подчеркнул это “вы”, давая понять слушателям, что придает слову широкий смысл), не схватили меня ни за что ни про что и не таскали бы одиннадцать лет по острогам и ссылкам. Вот сколько времени потеряно и сколько людей не спасено отнюдь не по моей воле".
 
Вот он –   шатаясь от голода идет по морозу в дом бедных, никогда и никому не отказывая в медицинской помощи!
Вот он, находится в тюрьме, никогда первым не берет приносимый хлеб…заключенные сами часто делятся с ним!
Вот он склонился над бедной женщиной, и отдает, скорее всего, последние свои деньги ей!
Вот он, в 1955 году,  ослепнув,   благодарит Бога и за это последнее  испытание.
 
Святитель Лука Войно-Ясенецкий. Профессор, врач, архиепископ ...
 
 
Лука Войно-Ясенецкий. архиепископ Симферопольский и Крымский, умер 11 июня 1961 года в воскресенье, в день Всех святых, в земле Российской просиявших. Таков был подарок от Господа его Другу.
 
В 2000 году Архиерейским Собором Русской православной церкви прославлен как исповедник (святой) в сонме новомучеников и исповедников Российских.
                         
 
                                                       ВОИН ХРИСТОВ.
 
Автобиография: "Когда приблизилось назначенное для закрытия церкви время, и уже был назначен страшный день закрытия ее, я принял твердое решение: отслужить в этот день последнюю Литургию и после нее, когда должны будут явиться враги Божий, запереть церковные двери, снять и сложить грудой на средине церкви все крупнейшие деревянные иконы, облить их бензином, в архиерейской мантии взойти на них, поджечь бензин спичкой и сгореть на костре… Я не мог стерпеть разрушения храма… Оставаться жить и переносить ужасы осквернения и разрушения храмов Божиих было для меня совершенно нестерпимо. Я думал, что мое самосожжение устрашит и вразумит врагов Божиих — врагов религии — и остановит разрушение храмов, колоссальной диавольской волной разлившееся по всему лицу земли Русской"
 
                                    Как провожали  Святого Луку.
 
 
 "Покой этих торжественных дней,  нарушался страшным волнением: шли переговоры с уполномоченным, запретившим процессию. Он уверял, что, если разрешить процессию, непременно будет задавлено шесть-семь старушек... И прихожане, и внешние — все страшно возмущались, что запрещена процессия. Один пожилой еврей сказал: "Почему не позволяют почтить этого праведника? ", из воспоминаний Е. П. Лейкфельд, 
 
Вспоминается в связи с этим и стояние в холодной воде по пояс всю ночь о. Николая Гурьяева во время нахождения его в концентрационном лагере и голод, который был описан в небольшой книге «Почему наши молитвы не доходят до Бога», о. Иоанна Миронова. Старец рассказал о том, что у его благочестивой матери от  постоянных слез засорился слезный мешочек. И отошла она ко Господу в 55 лет.   
 
Можно попытаться сделать вывод о том, что люди, помогающие другим и молитвой и сердечным участием и последним куском хлеба - неизбежно становились жертвами палачей.
    Действительно:
 
                "Горя-то,горя сколько кругом,
                 Божьего света не видно.
                 Право, о собственном горе своем
                  Думать становится стыдно..."
 
Прямо и честно о недостатках.
 
В одном из Посланий архиепископ Лука со скорбью указывает факты стяжательства, называет имена тех, кто превращает священнослужение в источник личного обогащения: "Что делать с таким священником? Попробую устыдить его, затрону лучшие стороны сердца его; переведу в другой приход со строгим предупреждением, а если не исправится, уволю за штат и подожду — не пошлет ли Господь на его место доброго пастыря"[ ЖМП № 6, 1948, с. 8].
В 1951 году Владыка ездил в Одессу, где Святейший Патриарх отдыхал на своей даче. София Сергеевна Белецкая писала дочери Владыки: "К сожалению, папа опять одет очень плохо: парусиновая старая ряса и очень старый, из дешевой материи, подрясник. И то, и другое пришлось стирать для поездки к Патриарху. Здесь все высшее духовенство прекрасно одето: дорогие красивые рясы и подрясники прекрасно сшиты, а папа — такой замечательный — хуже всех, просто обидно…"
 
Из писем гениального врача и архиепископа Луки Войно-Ясенецкого:
 
"Порче настроения помогает и пальто мое, которое как-то вдруг все больше стало расползаться и вытираться и постоянно напоминает мне, что у нас и гроша за душой нет. Товарищи по университету, которых я встречаю, все отлично одеты и все недовольны, что мало у них частной практики: всего на 250–300 рублей в месяц", так писал жене этот удивительный редкий человек, который действительно был безвозмездным и гениальным врачом, невероятно, просто сказочно богатым - дарами от Господа - гениальным хирургом, кристально чистым священником, и просто чрезвычайно надежным, строгим и доверчивым как ребенок,человеком.
Его серые спокойные глаза всегда смотрели прямо на человека, он никогда не терял хладнокровие при самых сложных операциях, но переживал, как будто погиб его родной человек, когда все –таки, люди умирали.
 
Не хотелось бы никого обежать, но именно - он нищий, абсолютно внутренне свободный, сподвижник Господа в земной жизни, стал примером для тысяч и тысяч людей во всем мире.
Вся егожизнь до последней капли - приговор атеизму:
 
"Это Бог вас исцелил моими руками. Молитесь Ему".
 
Открыв дверь с этой табличкой, мы встретились бы с совершенно необычным с точки зрения земных представлений, человеком:
Откроем эту  дверь.
 
 
 
 
И поцелуем руку архиепископа и хирурга.
 
 
                        
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.