6+

За достойное образование

Читайте материалы по реформе РАН...

Портал о развитии благотворительного и гражданского движения
/ Главная / Ж.Алферов. "ВЛАСТЬ БЕЗ МОЗГОВ" / Материалы по реформе РАН,опубликованные в СМИ "За достойное образование" / Единый учебник по истории

2013-08-26

Учебник по истории. К чему приведет курс на единообразие?


Историк Александр Филиппов:

 "Школьникам больше пошло бы на пользу чтение учебников с разными точками зрения"

При создании российского единого учебника истории его авторы нашли несколько спорных моментов, которые должны получить однозначную оценку.  Разработчики единого учебника истории насчитали 31 спорный эпизод. Авторы новой программы по истории представили на совещании у Сергея Нарышкина перечень трудных исторических эпизодов, которые требуют дополнительной подготовки учителей. В перечне таких проблемных вопросов упомянуты многие лидеры страны. Иосифа Сталина, Никиту Хрущева, Леонида Брежнева авторы новой учебной концепции предлагают оценивать исключительно в связи с их реформами. Бориса Ельцина необходимо будет оценивать персонально, вне контекста каких-либо событий. В периоде его президентства авторы выделяют так называемую "шоковую терапию" 90-х. Периоды правления Владимира Путина и Дмитрия Медведева также значатся в перечне особых вопросов, однако их называют годами "стабилизации экономики и политической системы".

По задумке авторов, школьники должны сформировать в себе внутреннее убеждение, что история именно такой и была, а для иных трактовок ставить барьер. Единый учебник истории в феврале этого года поручил разработать Владимир Путин. Сама идея единого учебника, в котором будет высказываться только одна концепция развития истории, это не очень правильно, учебник необходимо разработать с учетом разных трактовок тех или иных исторических событий, считает историк Андрей Мартынов. "Единый учебник истории — плохо, потому что утрачиваются основы плюрализма выбора концепции, со стороны преподавателя сужается поле самостоятельного выбора источников. Школьникам чтение нескольких таких учебников с разными точками зрения, конечно, пошло бы на пользу больше, чем чтение одного такого учебника, пусть даже хорошего. С другой стороны, если единый учебник будет давать разные концепции, то, может быть, это не так уж и плохо", — считает он. Конкурс на написание единого учебник по истории Министерство образования планирует объявить в октябре. Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2209774

Интервью с историком, автором известных учебников по новейшей истории России Александром Филипповым.

1 июля в рамках общественного обсуждения Рабочая группа по подготовке концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории опубликовала проект историко-культурного стандарта. С его полным текстом можно ознакомиться на сайте Министерства образования и науки. Вопреки опасениям, проект стандарта доведен до наших дней. То есть, единый учебник истории России не ограничится, как ранее предлагалось, 2000-м годом, но изложение истории нашей страны будет заканчиваться на современности.

Итак, что же такое – современный учебник истории? Каким он должен быть? Нужен ли единый учебник и насколько он должен отражать данные современных научных исследований?

А. Филиппов: Учебник – это один из инструментов для учителя и один из источников знаний для учеников. Не более того, но, правда, и не менее.

И среди учителей, и среди родителей существует устойчивый запрос на единый учебник. Различные опросы показывают, что сторонники единого учебника составляют абсолютное большинство взрослых граждан России - от 52% до 70% респондентов. Причина здесь очевидна: единый учебник чисто житейски гораздо удобнее. Особенно это удобство важно для родителей: не надо забывать, что в большинстве регионов России учебники, рабочие тетради и всё прочее родители покупают сами – по спискам, которые им вручают в школе. (В этом году министр Д. Ливанов потребовал от региональных властей обеспечить всех школьников учебниками за казённый счёт. Осенью станет ясно, что из этого получится).

Ещё большее большинство (простите за неуклюжее выражение), начинающееся с 60% респондентов, считают, что в школьном учебнике должны быть представлены разные взгляды на прошлое нашей страны.

Пересечение двух этих позиций создаёт относительное большинство наших сограждан (от 30% до 40% респондентов в разных опросах), считающих, что учебник истории должен быть один и должен представлять разные мнения о прошлом. Насколько можно судить, навстречу именно этому запросу и решило пойти государство. Оговорюсь, что я не считаю это верным решением.

Разумеется, школьные учебники должны быть научными. Ненаучный учебник попросту вреден. И, разумеется, крайне желательно, чтобы они отражали данные современных исследований. Например, археологические исследования в Африке привели к обнаружению останков людей современной анатомии в слоях давностью от 200 до 100 тысяч лет. Соответственно, этим временем современная наука датирует происхождение вида человека Homo sapiens sapiens. Но по сей день, к сожалению, в России издаются учебники, в которых говорится о появлении современного человека 40 тысяч лет назад, то есть школьникам излагаются представления полувековой давности. Это крайне печально и такого, конечно, хотелось бы избежать.

Однако надо отдавать себе отчёт в том, что современные споры о школьных учебниках истории менее всего связаны с наукой. Спорящие стороны озабочены совсем другим, а именно воспитанием нового поколения.

Точнее говоря, его (поколения) идеологической индоктринацией. Собственно говоря, по сей день в дискуссиях реально участвуют представители двух сформировавшихся ещё в советском обществе в 1960-1980-е годы идейных комплексов, используя самоназвания – либерального и государственно-патриотического. Образы прошлого, формируемые той или иной идеологией, вторичны по отношению к образам будущего. Главный-то спор – о будущем России, а вовсе не о её прошлом.

Характерный пример: на протяжении десяти лет дежурным объектом ненависти для государственно-патриотического лагеря и соответственно предметом любви для лагеря либерального служил учебник новейшей истории А.А. Кредера, к сожалению, уже покойного. Доходило до того, что некоторые региональные законодательные собрания, превышая свои полномочия, издавали постановления, запрещающие использование этой книги в школах. Напротив, либералы учебник А.А. Кредера хвалили за объективность, беспристрастность и прочие достоинства. Но при этом ни те, ни другие ухитрились за 10 лет так и не заметить, что в книге А.А. Кредера размещение советских войск в Эстонии, Латвии и Литве датируется не 1939 годом, а 1940-м. То бишь и для либералов, и для патриотов-государственников научно-педагогическое качество учебника было сущим пустяком по сравнению с его идеологическим качеством (всего лишь на годик с датой ошибочка вышла, зачем же на этом заострять внимание?).

 

То есть, важнее не сухие факты истории, а интерпретация? Способ подачи учебного материала?

А. Филиппов: Для участников публичных дискуссий – безусловно, да. К сожалению, обсуждение не идеологического, а научно-педагогического качества учебников и пособий – редчайшее исключение. Показательно здесь нашумевшее в 2010 г. и ныне благополучно забытое «новое дело историков». Тогда учебным пособием профессоров МГУ А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина «История России. 1917-2009» (М.: «Аспект-Пресс», 2010) возмутились сначала корреспондент журнала «The New Times» Зоя Светова, а за ней следом - либеральная общественность во главе с членом Общественной палаты РФ Николаем Сванидзе и чеченские правозащитники во главе с уполномоченным ЧР по правам человека Нурди Нухажиевым. Возмутились настолько, что в Общественной палате состоялись слушания, участники которых призывали прокуратуру возбудить против авторов уголовное дело по 282-й статье.

Претензии к пособию были откровенно вздорными. Так, больше всего шума было из-за буквально трех строчек в толстом томе. Вот они: «Помимо коллаборационистов, по данным НКВД Советского Союза, начиная со второй половины 1941 года по июль 1944 года по Союзу Советских Социалистических Республик было выявлено 1 миллион 210 тысяч дезертиров и 456 тысяч уклонявшихся от службы в армии. К примеру, 63 процента чеченских мужчин, призванных в армию в начале войны, нарушили присягу и стали дезертирами».

Уполномоченный по правам человека ЧР Нурди Нухажиев заявил: «Откуда у авторов такие данные и с какой целью они приводятся - остается только гадать. … Ведь достоверных фактов, кроме набивших оскомину заказных клеветнических записок комиссара госбезопасности Кобулова своему шефу Берии, у авторов пособия никто и не требовал…».

Как видно из цитаты, Н. Нухажиев прекрасно знал источник сведений о массовых дезертирстве и уклонении от призыва – это докладная записка Б. Кобулова Л. Берии от 9 ноября 1943 года, опубликованная впервые ещё в 1995 году.

Массовые дезертирство и уклонение от призыва в ЧИАССР подтверждаются не только документами НКВД СССР, но и многими иными источниками. Наиболее ясным подтверждением могут служить данные о погибших на фронтах войны вайнахах. Находясь в рядах РККА, погибли и пропали без вести 2,3 тысячи чеченцев и ингушей. Для сравнения: вдвое меньший по численности, чем ингуши и чеченцы, бурятский народ потерял на фронте 13 тысяч человек, в полтора раза уступавшие чеченцам и ингушам по численности осетины - 10,7 тысячи.

В 1949 году среди депортированных насчитывалось 4248 чеченцев и 946 ингушей, ранее служивших в Красной Армии. Сложив эти числа со сведениями о погибших, мы получим 7,5 тысяч. Допустив, что часть ветеранов умерли за годы ссылки, а часть благодаря военным заслугам ссылки избежали, и, удвоив (что слишком щедро, но пусть) это число, мы придём к выводу, что во время Великой Отечественной войны воевали за Советский Союз не более 15 тысяч вайнахов из более чем 100 тысяч мужчин призывного возраста.

Нравится это или не нравится современным ингушам и чеченцам, но массовое дезертирство и уклонение от призыва вайнахов в годы Великой Отечественной войны – исторический факт. Его нельзя отменить или объявить несуществующим. Между тем Н. Сванидзе, Н. Нухажиев и участники слушаний ОП РФ требовали именно этого.

По сути, историческому факту был противопоставлен один из мифов чеченского национализма. И перед этим мифом оказался вынужден капитулировать исторический факультет МГУ. Ученый совет истфака постановил приостановить использование данного пособия в учебном процессе и создал комиссию для проведения научной экспертизы учебного пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина.

Список фактических ошибок, разного рода неточностей и небрежностей пособия А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина в заключении комиссии рецензентов, созданной по решению Ученого совета истфака МГУ, занял три десятка страниц. Отметим, что среди них были такие ошибки, которые не только доктор наук, но любой выпускник истфака не должен бы совершать. Почему же в публикациях в защиту учебника А.С. Барсенкова и А.И. Вдовина говорилось о наиболее фактографически точном пособии, о труде, основанном на обширном конкретно-историческом материале, почерпнутом из многочисленных источников и серьёзных исследований?

Парадокс состоит в том, что написанная на недопустимо низком профессиональном уровне книга действительно является одним из лучших вузовских пособий по отечественной истории ХХ века. Остальные ещё хуже. Отмечу, что в 2012 году пособие было вновь переиздано – спрос на него велик.

Но вокруг этой книги, хотя и по вздорному поводу, возник скандал, приведший к проверке качества издания и в итоге его существенно улучшивший – при переиздании в 2012 году как отмеченные комиссией, так и часть ранее незамеченных ошибок и неточностей были исправлены. В то же самое время без всяких скандалов издаются и переиздаются пособия гораздо худшие.

 

Но это – вузовский учебник, все-таки. А сейчас речь идет о массовом школьном учебнике, с его содержанием будут знакомиться не будущие профессионалы-гуманитарии, а вообще все граждане страны. Как обстоят, на Ваш взгляд, дела со школьными учебниками истории?

А. Филиппов: Со школьными учебниками дело обстоит гораздо хуже. Считается, что есть два жанра изданий, в которых недопустимы фактические ошибки, двусмысленные фразы, неточные формулировки и всякого иного рода ляпы и описки – это школьные учебники и энциклопедии. Как ни печально, школьные учебники сегодня полны небрежностей. Приведу лишь некоторые примеры.

Учебник «Отечественная история» для 11-го класса под редакцией директора Института всеобщей истории РАН академика А.О. Чубарьяна утверждает: «Договор о «дружбе» с фашистским режимом… показывал, что Советский Союз не смог удержаться в своих отношениях с фашистской Германией в пределах обычных дипломатических отношений и становился ее невольным союзником».

Отмечу, что 21 февраля 1940 г. В.М.Молотов указывал полпреду И.М.Майскому следующим образом разъяснить политику советского правительства в отношении Германии: «Мы считаем смешным и оскорбительным для нас не только утверждение, но даже просто предположение, что СССР будто бы вступил в военный союз с Германией».

Можно подумать, что нарком обращался не только к британскому правительству, но и к А.О. Чубарьяну. Трудно поверить, что академик, посвятивший жизнь изучению международных отношений, автор таких фундаментальных трудов, как, например, «В.И.Ленин и формирование советской внешней политики», не знает, что такое союз.

О 22 июня 1941 говорится: «Силы Красной Армии были расположены на границе в наступательных боевых порядках. Самолеты, техника, боеприпасы были сосредоточены у самой границы, что сделало их крайне уязвимыми».

РККА не была ни мобилизована (войска укомплектованы по штатам мирного времени), ни развернута. Войска ни в каких боевых порядках не находились; они были в пунктах постоянной дислокации, учебных лагерях, на полигонах и т.д.

В учебнике нашлось место даже для сказки о наборе в Красную Армию уголовников из тюрем и лагерей: «Те, кто был арестован за мелкие нарушения, освобождались, а из других были сформированы штрафные батальоны, которые бросали на самые опасные участки фронта. Только кровью можно было смыть «вину перед Родиной» - после ранения «штрафбатовцев» отправляли в обычную часть».

 

Похоже, авторы в качестве источника знаний использовали песню В. Высоцкого. В реальности в штрафные роты и батальоны, созданные в 1942 году, направлялись не узники ГУЛАГА, а бойцы и командиры РККА, осужденные за воинские преступления. Осужденные по политическим статьям никогда не направлялись на фронт - во избежание перехода на сторону врага.

 

В том же учебнике содержатся поистине анекдотические ошибки. Великий певец С. Лемешев оказался в списке театральных артистов. Ну ладно, в конце концов Большой театр – это же театр. Но вот президент Академии наук СССР и основатель отечественной школы физики полупроводников А. Иоффе стал «создателем радиолокатора»…

 

Учебники по истории ХХ века под редакцией Н.В. Загладина существуют в пяти вариантах: для 9-го и для 11-го классов, в варианте «История Отечества» и «Новейшая история» отдельно и в варианте «Всемирная история», где изложение истории России и зарубежных стран дается совместно под одной обложкой.

Такое обилие связано с тем, что учебник – победитель конкурса, проводившегося Министерством образования и науки.

При всём обилии вариантов тексты их в основном совпадают. Эти учебники также содержат совершенно аналогичные учебнику под редакцией А.О. Чубарьяна ошибки, хотя и в несколько смягченном виде: «Доктрина, предполагавшая, что вторгнувшийся противник будет разгромлен контрударом, требовала, чтобы силы прикрытия границы были развернуты в готовности к наступательным, а не оборонительным действиям. Из-за этого при внезапном нападении они понесли огромные потери».

 

Хотя СССР не называется напрямую союзником Германии, в тексте воспроизводится клише: «В Бресте после поражения Польши состоялся совместный парад советских и германских войск».

 

Выдумка про совместный парад – излюбленное либо неграмотными, либо ангажированными авторами «доказательство» якобы союзнических отношений Сталина и Гитлера. Присоединение к Советскому Союзу Латвии, Литвы и Эстонии названо оккупацией: «14 июня 1940 года СССР полностью оккупировал страны Прибалтики».

Не свободны они и от совершенно анекдотических ошибок. Приведу пример: «В 1957 году Китай, начав подготовку к захвату Тайваня, оказался на грани войны с США. Однако СССР ограничился лишь словесной поддержкой, что вызвало крайнее раздражение в Китае».

 

Тайваньский кризис был не в 1957, а в 1958 году - 23 августа 1958 года НОАК начала артиллерийский обстрел находящегося в руках чанкайшистов острова Квемой. Некорректна и оценка действий Советского Союза в ходе кризиса. 7 сентября 1958 Н.С. Хрущев заявил, что любая агрессия США против Китая будет расцениваться как нападение на СССР. Это не просто «словесная поддержка».

 

Отмечу, что среди авторов учебника – директор Института российской истории РАН Ю.А. Петров, в редакционный совет входят три академика (Б.В. Ананьич, Г.Н. Севастьянов, Н.А. Симония), авторы «выражают глубокую благодарность за неоценимую помощь» семи известным и уважаемым учреждениям и лицам (во главе с Президентом В.В. Путиным).

 

Но что-то, наверняка, делается при каждом переиздании учебников?

А. Филиппов: Ошибки в школьных учебниках – это печально. Но есть вещь, ещё более печальная. Даже после того, как ошибки оказываются кем-то замечены, они зачастую не исправляются. Так, в 2006 году я отметил ошибку с датой тайваньского кризиса в письме уважаемой коллеге, одному из соавторов Н.В. Загладиной; она поблагодарила и пообещала исправить. В учебнике 2009 года издания дата приводится с прежней ошибкой. В том же 2006 году в интернет-полемике с автором раздела о советской культуре в учебнике под редакцией А.О. Чубарьяна я посмеялся над «создателем радиолокатора» Иоффе; автор меня не благодарил, но заверял, что исправит. В издании 2011 года и академик, и радиолокатор стоят на прежних местах.

 

Каково Ваше мнение об опубликованном проекте историко-культурного стандарта?

А. Филиппов: Подготовить историко-культурный стандарт, содержащий жёсткий список событий, дат, имён, которые должен знать выпускник и которые поэтому должны быть в учебниках – дело, конечно, благое. Поясню таким примером.

Учебник для 7-го класса А. Юрганова и Л. Кацвы (Юрганов А.Л., Кацва Л.А. История России. XVI–XVIII вв.) содержит такую характеристику Лжедмитрия I: «Лжедмитрий был новым по духу человеком на вершине власти. Он стремился приучить русских людей к свободе и веротерпимости, объявив войну старой житейской обрядности. Лжедмитрий был смелым и решительным политическим деятелем». Патриарх Гермоген, вдохновитель ополчения, в учебнике даже не упомянут. Авторов можно понять: ведь с той точки зрения, с которой самозванец – смелый и решительный политический деятель, стремившийся приучить русских к свободе и веротерпимости, Гермоген - реакционер и религиозный фанатик. Такая характеристика патриарха вызовет громкий скандал – лучше уж промолчать. Если же в списке персоналий историко-культурного стандарта будет значиться патриарх Гермоген, промолчать не выйдет.

 

Однако если с идеей создания стандарта можно согласиться, то с опубликованным проектом – нет, для этого он содержит слишком много ошибок, с одной стороны, тайн и загадок – с другой.

 

Документ готовился в спешке, и, видимо, с этим связаны многие присутствующие в тексте небрежности. Так, в списках персоналий одни фамилии (их большинство) приводятся с двумя инициалами, другие (меньшинство) – с одним. Архитектор В.В. Растрелли в списке деятелей культуры XVIII века упомянут дважды – в начале и в конце списка.

 

Возможно, со спешкой связана такая странность: раздел «Революции и Гражданская война, 1917-1921 гг.» начинается так: «1917 г.: от февраля к октябрю. Провозглашение республики. Двоевластие. Разложение армии. Корниловский мятеж. Октябрьский переворот». Временное правительство провозгласило Россию республикой 1(14) сентября 1917 года, буквально на следующий день после ликвидации выступления Л.Г. Корнилова. Если слова «Провозглашение республики» всего лишь в ходе многократного редактирования текста оказались не на своём месте, то это полбеды. Если же авторы отождествляют падение самодержавия и провозглашение республики, то это грубая ошибка.

Загадочно как происхождение, так и значение текста в разделе «Оттепель»: середина 1950-х – первая половина 1960-х гг.», где говорится: «Освоение целинных земель. Совнархозы. Период развернутого строительства социализма». Следует заметить, что авторы испытывают серьёзные трудности с языком описания советской и постсоветской реальности (отчасти это трудность развития науки – метаязык ещё не устоялся). Нехватку общепринятых терминов авторы компенсируют заимствованиями из языка эпохи (зачастую закавычивая их). В данном случае советская идеологема «СССР вступил в период развёрнутого строительства коммунизма», выдвинутая Н.С. Хрущёвым на XXI съезде КПСС в 1959 г. и закреплённая в Программе КПСС, принятой XXII съездом в 1961-ом, загадочным образом трансформировалась в некий «период развёрнутого строительства социализма». Что именно этот набор слов может означать – один Аллах ведает в безграничной мудрости своей, а человеку такое не постичь.

Ну и, конечно, не обошёлся документ без традиционных ошибок с датами и именами. Министр обороны РФ в 1992-1996 гг. Павел Сергеевич Грачёв переименован в «П.А. Грачёва», народный артист СССР Олег Павлович Табаков - в «О.Н. Табакова».

Среди ошибок в хронологии золотой медали заслуживает вот эта: «11 июня – 14 декабря 1812 г. – кампания 1812 г.». Казалось бы, с такой датой, как начало Отечественной войны 1812 года, ошибиться трудно. Великая армия Наполеона начала переправу через Неман 12/24 июня 1812 года – каждый школьник обязан это знать. Но авторам удалось! Дата получена в результате школьной (простите за невольный каламбур) ошибки с переводом даты с григорианского календаря (нового стиля) на юлианский (старый стиль). Из правильной даты по новому стилю (24 июня) авторы вычли 13 дней и получили 11 июня, забыв, что в XIX столетии разница между календарями составляла не 13, а 12 дней.

 

Впрочем, дать полный перечень ошибок, неточностей, загадок документа в беседе невозможно по техническим причинам. Для этого надо написать рецензию, по объёму превышающую сам документ. http://tass-analytics.com/stories/zagadochnyy-standart-minobrnauki-oshibki-istorii-i-oshibki-istorikov

 

 


Комментарии

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.